Выход эскадры 10 июня 1904 г. и боевая встреча с японский флотом

милан аэропорт мальпенса как добраться ;

Варианты действий эскадры при встрече с противником контр-адмирал В.К. Витгефт обсудил с командирами на совещании 8 июня, где была зачитана телеграмма главнокомандующего с указаниями сообразовать поход с обстоятельствами, «обеспечивающими безопасность выхода и нанесения поражения неприятельскому флоту» [курсив Е.И. Алексеева. — Авт.]. Корабли не были в эскадренном плавании более двух месяцев, а «Цесаревич», «Ретвизан» и «Паллада» вообще не выходили в море с начала войны. Впервые в новом качестве выступали и сам командующий эскадрой, и вновь назначенный начальник его штаба контр-адмирал Н. А. Матусевич, и командиры нескольких больших кораблей.

vihod_eskadri

Несмотря на это, совещание не обсудило тактический замысел атаки японского флота артиллерией главных сил, а ограничилось определением ночного боевого порядка и действий при отражении минных атак. В частности, было решено применять прожектора до первого обнаружения миноносцев, а потом — соблюдать полное затемнение. При строе фронта броненосцев крейсера должны были держаться на флангах.
Из-за неоднократного перенесения даты, неготовности артиллерии и временной смены командиров «Победы» и «Паллады» сохранить время выхода в тайне от противника не удалось. Недостаточно эффективными оказались также траление и меры по усилению охраны рейда от японских минных заградителей. В ночь на 10 июня 2 минных крейсера и 7 эскадренных миноносцев вели поиск в радиусе 7 миль от входа и вступили в бой с японскими миноносцами. В бою флагманский эскадренный миноносец «Боевой» получил серьёзные повреждения, командир отряда капитан 2-го ранга Е.П. Елисеев был ранен и отступил в бухту Тахэ. Утром 10 июня при выходе броненосцев на внешний рейд на якорных местах были обнаружены мины. Траление и ожидание миноносцев на рейде в виду разведчиков противника задержали съёмку с якоря на шесть часов (до 14 час.). Кроме этого, около трёх часов заняло движение кораблей за тралящим караваном. Японские миноносцы пытались помешать тралению, но под огнём русских миноносцев и крейсера «Новик» отошли к державшимся на горизонте броненосцу «Тин-Эн» и крейсеру «Мацусима».
Около 17 час. тралящий караван, канонерские лодки и миноносцы 2-го отряда были отправлены обратно, и эскадра построилась в кильватерную колонну. В кильватер флагманскому «Цесаревичу» держали броненосцы «Ретвизан», «Победа», «Полтава», «Пересвет», «Севастополь», крейсера «Баян» (брейд-вымпел капитана 1-го ранга Н.К. Рейценштейна, «Аскольд», «Диана», «Паллада» и «Новик». Минные крейсера «Всадник» и «Гайдамак» и 7 эскадренных миноносцев 1-го отряда держались на правом траверзе эскадры. Миноносцы вместо раненого Е.П. Елисеева вёл капитан 2-го ранга Е.И. Криницкий, державший брейд-вымпел на «Властном». В.К. Витгефт намеревался провести ночь в море у островов Джеймс-Холл, а утром идти к островам Эллиот на поиски японского флота. Боевые возможности эскадры снижались отсутствием на кораблях части штатных орудий. Так, на «Победе» вместо одиннадцати 6" пушек имелось всего три. Учитывая близость предполагаемого места сражения, В.К. Витгефт вполне мог включить в состав эскадры «Амур» (в качестве авизо), броненосные лодки «Грозящий» и «Отважный», а также 8 миноносцев 2-го отряда, что позволило бы уравнять силы в крупных минных судах. Но русский командующий пренебрёг принципом сосредоточения сил.
Вице-адмирал X. Того, находившийся у островов Эллиот, ещё утром через контр-адмирала С. Дева (флаг на «Титосе») получил донесение истребителя «Сиракумо» о выходе русских на рейд и поспешил стянуть к Порт-Артуру все имевшиеся в наличии корабли. Японский главнокомандующий собирался в светлое время вступить в артиллерийский бой с русской эскадрой, а ночью довершить дело минными атаками. 20
Вскоре после 17 час. в 20 милях от Порт-Артура с «Цесаревича» увидели главные силы противника, которые составляли 4 броненосца и броненосные крейсера «Ниссин» и «Касуга» под личным командованием X. Того (флаг на «Микаса»). Раздельно с ними маневрировали отряды крейсеров и миноносцев, в количестве которых японцы имели явное преимущество. Встреча флотов изменила планы обоих флотоводцев: X. Того был неприятно удивлен количеством вышедших в море русских броненосцев, а В.К. Витгефт — сосредоточением всего японского флота, кроме эскадры X. Камимура. Русскому адмиралу, исходя из общего стратегического положения, следовало стремиться к решающему бою на короткой дистанции с целью потопить или вывести из строя несколько наиболее ценных японских броненосных кораблей. Имея 6 броненосцев и 4 больших крейсера соответственно против четырёх и семи японских, В.К. Витгефт мог рассчитывать на некоторый успех дневного артиллерийского столкновения. Повреждённые русские корабли имели возможность укрыться в Порт-Артуре, а японским предстоял долгий путь до доков Сасебо и Йокосуки.
Даже небольшие потери японцев в крупных кораблях могли нарушить их планы высадки войск на Квантуне и коммуникации с метрополией. Это грозило поражением японской армии на материке. Японский флот, в свою очередь, лишался бы части сил, необходимых для встречи русских подкреплений, вооружавшихся в Балтийском море.
В первые минуты встречи флотов казалось, что сражение неизбежно: подняв стеньговые флаги русская эскадра пошла на сближение с японским флотом. Для того, чтобы занять выгодное положение между противником и заходящим солнцем на фланге броненосцев X. Того, В.К. Витгефт увеличил ход до 14 уз и склонился вправо.

Соотношение сил 10 июня 1904 г.

Правда, тактический замысел русского командующего предусматривал бой фронтом на отступление вместо решительного сближения с противником. Но и этот замысел не был реализован: в 18 час. 50 мин. в расстоянии 55 кб от главных сил неприятеля эскадра повернула в Порт-Артур. Считая, что японцы значительно превосходят эскадру по количеству миноносцев и орудий среднего калибра, В.К. Витгефт посчитал сражение слишком рискованным и принял решение отражать минные атаки на якоре.
Вице-адмирал Того, в свою очередь, памятуя о русской балтийской эскадре, не решился вступать в эскадренное сражение, рискуя сближением или открытием огня: броненосцы противников разошлись без единого выстрела.
В наступившей темноте японский главнокомандующий послал в атаку свои многочисленные миноносцы. Минные атаки японцев начались около 20 час. 30 мин., через час с небольшим русская эскадра встала на якорь на внешнем рейде и отражала нападения миноносцев до рассвета. Японские корабли выпускали мины Уайтхеда с дистанцией 5-10 кб под интенсивным огнём русских кораблей, который сбивал с курса атакующие миноносцы. Боевое освещение русские открывали только с берега и флагманских кораблей, оставляя полное затемнение в центре.
Ночной бой закончился для японцев неудачно: 30 атаковавших миноносцев выпустили 38 мин, из которых, вероятно, попала всего одна — и то в свой миноносец «Чидори», который с трудом удалось довести до островов Эллиот. Миноносцы «Чидори», «Касасаги», № 66, № 64, № 53 и истребитель «Сиракумо» получили попадания с русских кораблей, выпустивших 3072 снаряда, в том числе 29 крупного и 484 среднего калибров. При этом только «Сиракумо» был серьёзно поврежден с потерей 8 человек, но благополучно добрался до острова Раунд.
Тактика японских миноносцев, несмотря на их хорошее наведение, оказалась неэффективной. Но и оборона русской эскадры оставляла желать лучшего. При мизерном проценте попаданий (0,2 %) ночная стрельба эскадры не обеспечила надёжное поражение миноносцев из-за ничтожного эффекта разрывов малокалиберных (37- , 47- и 75мм) снарядов.
Гораздо опаснее для русских кораблей оказалось ночное форсирование минных заграждений. В 21 час. 35 мин. при подходе к месту постановки на якорь броненосец «Севастополь» подорвался на мине, вода затопила 6" носовой патронный погреб и угольную яму по левому борту. Экипаж корабля умело боролся за живучесть и сохранил его на плаву. С утренней полной водой этот броненосец вместе с другими кораблями вошёл на внутренний рейд. За мужественные и умелые действия по локализации пробоины и выравниванию крена трюмный механик «Севастополя» И.И. Белов был награжден орденом Св. Георгия 4-й степени. Исправление повреждений этого броненосца с помощью кессона, изготовленного ранее для «Ретвизана», заняло более полутора месяцев.
Выход эскадры в море в полном составе после длительного перерыва произвёл большое впечатление на японцев и наряду с успешным набегом Владивостокского отряда, отчасти повлиял на темпы высадки сухопутных войск противника. Однако нерешительность В.К. Витгефта и недостаточная боеготовность эскадры не позволили использовать благоприятную возможность для ослабления японского флота и изменения обстановки под Порт-Артуром. Фактически возвращение эскадры, несмотря на безрезультатный бой с японскими миноносцами, означала крупное поражение русских в борьбе за господство на главном театре военных действий. Японцы продолжали блокадные операции, а возможность повторного выхода русской эскадры отодвигалась более чем на месяц из-за повреждения «Севастополя». Пассивная деятельность российского флота в боевых действиях в Жёлтом море отныне была предопределена.
Адмирал X. Того, стремясь избежать потерь в крупных кораблях, действовал осторожно и вскоре пришёл к выводу о необходимости всемерного содействия армии М. Ноги в штурме крепости. Взятие Порт-Артура и уничтожение русской эскадры сухопутными войсками обеспечивало сохранение сил Соединённого флота для отражения 2-й Тихоокеанской эскадры.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

>