Крейсерские операции российского флота на коммуникациях Японии

Через интернет сайт линк можно заказать документ об образовании. ;

Из-за нарушения нормальных сообщений с Порт-Артуром главнокомандующий адмирал Е.И. Алексеев получил донесение В.К. Витгефта о походе 10 июня с большим опозданием. Зная лишь о самом факте выхода эскадры, Алексеев 12 июня телеграфировал во Владивосток вице-адмиралу Н.И. Скрыдлову о немедленной посылке крейсерского отряда «для действий в Японском море на сообщениях неприятеля». 21 Руководить операцией было поручено вице-адмиралу П.А. Безобразову, которому командующий флотом поставил задачу атаковать миноносцами порт Гензан, а после этого с тремя броненосными крейсерами идти в Корейский пролив и далее в Жёлтое море — на пути движения японских транспортов, где не допустить перевозки на материк 4-й армии противника.
Совершенно очевидно, что предписание Н.И. Скрыдлова было основано на уверенности в успехе Порт-Артурской эскадры и на оптимистичной оценке предыдущего удачного похода крейсеров. Считая, что в последнем походе П.А. Безобразов действовал недостаточно решительно и упустил возможность прорыва в Жёлтое море, штаб командующего флотом (в первую очередь — начальник военно-морского отдела капитан 2-го ранга Н.Л. Кладо) недооценил опасность появления крейсеров в районе, где могли находиться превосходящие силы противника. Сам же Н.И. Скрыдлов переоценил возможности В.К. Витгефта.
15 июня П.А. Безобразов вывел в море «Россию», «Громобой», «Рюрик», а также вспомогательный крейсер «Лена» и отряд из восьми номерных миноносцев, которым командовал капитан 2-го ранга Ф.П. Раден. Ранним утром 17 июня миноносцы тремя группами вошли на рейд Гензана, уничтожили два небольших судна и обстреляли группу японских солдат на берегу. Скромные результаты слишком поспешного набега были омрачены потерей миноносца № 204. Этот корабль на подходах к порту коснулся пяткой руля подводного камня и потерял способность управляться. На обратном пути во Владивосток вспомогательный крейсер «Лена» пытался буксировать аварийный миноносец, но неудачно. Не приняв всех возможных мер к его спасению и опасаясь за судьбу других миноносцев в связи с усилением волнения, Ф.П. Раден вечером 17 июня приказал утопить № 204 подрывными патронами. Через два дня «Лена» и оставшиеся 7 миноносцев были уже во Владивостоке.
Нападение миноносцев на Гензан привело к потере внезапности главной операции Владивостокского отряда: утром 17 июня на борту «Идзумо» в бухте Озаки на острове Цусима вице-адмирал X. Камимура получил телеграмму из Токио о появлении русских у Гензана. Командующий японской 2-й эскадрой располагал в районе Корейского пролива четырьмя броненосными, четырьмя бронепалубными и вспомогательным крейсерами, а также авизо «Тихайя» и 18 миноносцами. Вскоре Камимура вышел в море и принял меры по усилению охраны войсковых перевозок. В результате незадолго до захода солнца 19 июня у южной оконечности Цусимы три крейсера П.А. Безобразова встретились с превосходящими силами противника.
О прорыве в Жёлтое море не могло быть и речи. Через 15 мин. после обнаружения японских броненосных крейсеров («Идзумо», «Адзума», «Токива» и «Ивате») П.А. Безобразов, решив уклониться от боя, повернул на обратный курс — к выходу из Восточного Корейского (Цусимского) пролива — и увеличил ход до 17–18 уз. X. Камимура начал преследование и с дистанции 70–80 кб даже открыл огонь, который однако не достиг цели и вскоре был прекращён. К 20 час., времени захода солнца, дистанция сократилась до 66 кб. «Россия», «Громобой» и «Рюрик», построившись в строй уступа, приготовились к бою. В это время японский командующий послал в атаку два отряда — всего восемь небольших номерных миноносцев. Русские крейсера открыли боевое освещение и энергично отразили атаку. Атака окончилась полной неудачей: под огнём оба японских отряда разошлись контркурсами с русскими кораблями и пытались атаковать с невыгодных кормовых курсовых углов. Только один из миноносцев — № 61 — сблизился на 11 кб, выпустил мину Уайтхеда по «Рюрику» и, естественно, не попал. На курсе отхода японские миноносцы в темноте встретились со своими броненосными крейсерами и, по-видимому, были ими обстреляны. 22
Не надеясь догнать крейсера П.А. Безобразова и опасаясь за судьбу транспортов, X. Камимура вернулся в Корейский пролив и безрезультатно крейсировал там в течение последующих трёх суток, позволив русскому отряду благополучно вернуться во Владивосток. На обратном пути 20 июня 1904 г. призовой партией «Громобоя» был захвачен английский пароход «Чельтенхэм» с грузом японского леса, единственный трофей этого опасного похода. Задержанный пароход под командованием лейтенанта Б.Б. Жерве достиг Владивостока 22 июня — на следующий день после возвращения крейсеров.
Нарушение океанских коммуникаций Японии могло оказать значительное влияние на ход боевых действий, в первую очередь, из-за зависимости Страны Восходящего солнца от экспорта сырья, вооружения и промышленных изделий из США и европейских государств — Англии и Германии. К началу войны российский флот располагал и большими возможностями для организации крейсерских операций на океанских театрах. Кроме Владивостокского отряда броненосных крейсеров с большой дальностью плавания, в составе эскадры Тихого океана ещё в 1903 г. были вооружены вспомогательные крейсера «Лена» и «Ангара» — бывшие быстроходные пароходы Добровольного флота «Херсон» и «Москва». В отряде А. А. Вирениуса в районе Красного моря — узлового пункта коммуникаций Европа — Дальний Восток насчитывалось три боевых крейсера — «Аврора», «Дмитрий Донской» и «Алмаз», а также три быстроходных (18,5-20 уз) парохода Добровольного флота «Смоленск», «Саратов» и «Орёл». Наконец, на Балтике имелся солидный резерв — 7 крейсеров 1 ранга, специально построенных для крейсерства в океане. В Севастополе находился 19-узловой «доброволец» «Петербург». Снабжение же крейсеров в удаленных от баз районах могли осуществлять большие грузовые пароходы Добровольного флота со скоростью хода 12–13 уз.
Появление на океанских трассах почти двух десятков «уничтожителей торговли» неизбежно создавало угрозу полного прекращения японского экспорта и ставило японский флот перед непосильной для него задачей борьбы с крейсерами. Однако отсутствие плана войны и связанная с этим низкая боеготовность российского флота привели к тому, что эти возможности для нарушения японских коммуникаций не были своевременно и полностью реализованы. К началу войны в ГМШ даже не оказалось подготовленной декларации о военной контрабанде, которую следовало немедленно объявить для сведения всех держав, так как перевозки грузов в Японию осуществлялись на судах нейтральных государств. Соответствующее заявление российского правительства по крейсерской войне на океанских коммуникациях Японии появилось в печати только 14 февраля 1904 г., а перечень военной контрабанды был опубликован через месяц после начала боевых действий. Оба эти документа спешно готовились силами известного эксперта по морскому праву полковника С.Ф. Огородникова, когда выгодные обстоятельства были уже упущены.
Так, в начале февраля в Красном море командир крейсера «Дмитрий Донской» капитан 1-го ранга Л.Ф. Добротворский задержал три английских парохода с военными грузами. Сомнительные правовые основы этой акции и опасность осложнения отношений с Великобританией вскоре привели российское правительство к решению отпустить захваченные суда. Вскоре вернулся на Балтику и весь отряд А. А. Вирениуса, а о посылке в океан балтийских крейсеров адмиралы Ф.К. Авелан и З.П. Рожественский даже и не помышляли: корабли в Либаве требовали длительного ремонта и вооружения, а в Кронштадте были скованы льдом.
Не лучше обстояли дела и на Дальнем Востоке, где командование было ошеломлено успехом японского нападения. Сложная обстановка под Порт-Артуром в первые месяцы войны ограничила операции Владивостокского отряда районом Японского моря. Вспомогательный крейсер «Лена» не мог развить полного хода из-за ремонта котлов и до июня в море не выходил. Печальной оказалась и судьба «Ангары», которую так и не решились послать в океан из Порт-Артура. Этот крупный и быстроходный корабль, совершенно бесполезный в эскадренном сражении, постепенно был разоружён и обращен в плавучий госпиталь, а в конце 1904 г. затонул в гавани, став после войны ценным трофеем японцев.
Вынужденной импровизацией оказалось и решение особого совещания по вопросу крейсерских операций под председательством генерал-адмирала, состоявшееся в Петербурге в феврале 1904 г. Совещание выяснило, что количество, состояние и дислокация пароходов Добровольного флота не обеспечивают необходимого развёртывания крейсеров в океанах и признало необходимым закупить быстроходные пароходы за границей. Их вооружение было возложено на контр-адмирала великого князя Александра Михайловича. «Добровольцы» «Петербург» и «Смоленск» следовало подготовить в портах Чёрного моря. В Германию и США отправились замаскированные офицеры Морского ведомства для закупок пароходов и артиллерии. На официальных лиц российского флота — военно-морских агентов в иностранных государствах и представителей Добровольного флота за границей — возлагалось получение информации о японской контрабанде, а также снабжение и поддержание связи с крейсерами. Управление ими ГМШ планировал осуществлять по отработанной в мирное время схеме: шифрованными телеграммами по международным телеграфным линиям связи.
Операции черноморских пароходов Добровольного флота, развёрнутые с большим опозданием, хотя и вызвали некоторую напряжённость в перевозках военных грузов в Японию, но привели к очередному британскому протесту и в общем окончились серьёзным провалом. На подготовку «Петербурга» и «Смоленска» к крейсерству ушло почти 5 месяцев. Они вышли из Севастополя соответственно 20 и 22 июня 1904 г. под флагами Добровольного флота с орудиями и боезапасом, спрятанными в трюмах. Последнее было сделано для беспрепятственного пропуска кораблей турецким правительством через Босфор и Дарданеллы. В Красном море «Петербург» и «Смоленск» установили артиллерию (7 120мм на первом, 8 120мм и 7 75мм орудий на втором), подняли военные флаги и 28 июня начали боевые действия.
Первые десять дней крейсерства в Красном море — районе интенсивного судоходства — были отмечены некоторыми успехами. Так, «Петербург» под командованием капитана 2-го ранга И.Г. Скальского задержал английский пароход «Малакка» с грузом военной контрабанды для Японии, а «Смоленск», которым командовал капитан 2-го ранга П.А. Троян, — английские пароходы «Ардова» и «Формоза» и германский «Скандия». Задержанные пароходы были отправлены с призовыми командами в Либаву, а вспомогательные крейсера согласно плану операций перешли к восточному побережью Африки — в район островов Занзибар и Мадагаскар.
Между тем, действия «Петербурга» и «Смоленска» были опротестованы правительством Великобритании, которое посчитало незаконным вооружение крейсеров в открытом море при использовании коммерческого флага для выхода из Черного моря. Протест был подкреплен демонстрацией английского Средиземноморского флота и посылкой военных кораблей для защиты судоходства в Красном море. Германское правительство также протестовало против конфискации «Смоленском» японской корреспонденции на немецком пакетботе «Принц Генрих». В результате английские пароходы вскоре пришлось отпустить, а суда «дружественных» держав — Германии и Франции — по распоряжению генерал-адмирала были впредь освобождены от остановки и досмотров. 23
После длительного безрезультатного крейсерства в Индийском океане «Петербург» и «Смоленск» были возвращены в Либаву, куда они прибыли в конце сентября 1904 г.
Летом 1904 г. завершилось и вооружение в Либаве четырёх больших быстроходных (18,5-19,5 уз) пароходов, купленных за границей. Они были зачислены в списки военного флота крейсерами 2-го ранга под названиями «Урал», «Дон», «Терек» и «Кубань» и отличались сравнительно слабой артиллерией — имели всего по два 120мм орудия, а также 75- и 57мм пушки и пулеметы.

kreyser_operazii
«Рюрик» (1895)

kreyser_operazii2
«Россия» (1897)

kreyser_operazii3
«Громобой» (1900)

После выхода из строя на неопределённый срок «Богатыря» в составе Владивостокского отряда крейсеров остались «Рюрик», «Россия» и «Громобой». Это была достаточно однородная группа крейсеров-рейдеров, последовательная постройка которых растянулась на целое десятилетие — с 1890 по 1900 г. При водоизмещении 11–13 тыс. т крейсера несли главное вооружение из 4 8" и 16 6" орудий, имели скорость хода 18,7 («Рюрик») — 20 («Россия» и «Громобой») узлов и обладали бортовым поясом, наличие которого оказало этим кораблям неоценимую услугу во время войны 1904–1905 гг.
Концептуально они продолжали линию развития «Памяти Азова» и, имея надёжное бронирование ватерлинии, следовали в русле концепции крейсерской войны на торговых коммуникациях противника, сформировавшейся в 70–80 гг. XIX столетия. Все три крейсера сошли на воду с интервалом в 3–3,5 года, в конструктивном отношении каждый из них являлся модификацией своего прямого предшественника. На этих броненосных крейсерах были впервые реализованы многие для русского флота технические новинки: 6"/45 орудия Канэ на «Рюрике», 8"/45 орудия Канэ, котлы Бельвиля и гарвеевкая броня вместо прежней сталежелезной на «России», крупповская броня и третья главная машина на «Громобое» (получив её, крейсер стал первым на флоте броненосным кораблём с трёхвальной установкой из машин равной мощности). Однако главным пробелом этой интересной династии стало бортовое расположение крупнокалиберных орудий, что в условиях боевых действий 1904–1905 гг. обернулось фатальной неудачей: основной противник — японские броненосные крейсера — могли действовать на борт всей их 8" артиллерией.
«России» и «Громобою» посчастливилось уцелеть в войне с Японией; переведённые на Балтику и модернизированные, оба крейсера приняли участие в Первой мировой войне и пошли на слом в 1922 г.

«Дон» и «Урал» в обеспечении балтийских эскадренных миноносцев вышли из Либавы 16 июля, обогнули с севера Британские острова и заняли районы крейсерства соответственно у островов Зеленого Мыса и у Гибралтарского пролива. Командир «Урала» капитан 2-го ранга М.К. Истомин досмотрел 12 пароходов, на которых военной контрабанды обнаружено не было. Крейсер «Дон» под командованием капитана 2-го ранга П.В. Римского-Корсакова из-за неисправности главных механизмов никаких судов не останавливал. Оба корабля во второй половине августа вернулись в Либаву. Вышедший им на смену «Терек» (командир — капитан 2-го ранга К. А. Парфёнов) на подходах к Гибралтару в Атлантике досмотрел 15 пароходов и прибыл в Либаву 13 сентября.
Дальнейшие крейсерские операции в водах Атлантического и Индийского океанов были свернуты по настоянию контр-адмирала З.П. Рожественского, который считал, что они осложнят движение на Дальний Восток готовой к отплытию 2-й Тихоокеанской эскадры.
Гораздо более серьёзное воздействие на японскую торговлю оказал 16-дневный поход в Тихий океан Владивостокского отряда крейсеров под командованием контр-адмирала К.П. Иессена. Выйдя из Владивостока 4 июля, «Россия», «Громобой» и «Рюрик» днем 7 июля форсировали 60-мильный Сангарский пролив (Цугару) и были обнаружены японцами, не имевшими в этом районе достаточных сил для противодействия. В океане крейсера направились к югу вдоль берега острова Хонсю и достигли подходов к Токийскому заливу — важнейшему узлу коммуникаций, связывавших Японию с США и отчасти с портами Европы и Азии. Несмотря на потерю внезапности и времени на уничтожение по пути трёх японских каботажных судов, крейсера К.П. Иессена в районе интенсивного судоходства потопили английский пароход «Найт коммандер» (4300 брт) с оборудованием для японской Чемульпинской железной дороги и германский пароход «Tea». Германский пароход «Арабия» (4438 брт) с генеральным грузом и английский «Калхас» (6748 брт) были захвачены и отправлены во Владивосток.
На обратном пути К.П. Иессен хотел воспользоваться Лаперузовым проливом, но это не удалось из-за сильных туманов. Тогда флагманский штурман отряда лейтенант С. А. Иванов в сложных условиях (трое суток без обсервации, в тумане) с завидной точностью по счислению вывел крейсера к порту Хакодате — на входе в Сангарский пролив. Японцы и на этот раз не смогли помешать прорыву, хотя их малый крейсер «Такао» и миноносцы безуспешно пытались завлечь русский отряд под огонь береговых батарей.
19 июля крейсера, пройдя 3078 миль, вернулись во Владивосток. Продолжительность крейсерства была ограничена нехваткой угля на «Громобое» (израсходовал 2150 т). Перерасход угля во многом объяснялся тем, что ввиду возможной встречи с неприятелем русские корабли обычно держали под парами все котлы вместо половины или одной трети, положенных для экономического хода. Однако отрядом не были использованы и возможности вспомогательного крейсера «Лена», в трюмах которого помещалось несколько тысяч тонн угля.
Поход Владивостокского отряда в Тихий океан, помимо прямого ущерба транспортному флоту, вызвал большую тревогу в Японии, а также нарушение её заморской торговли, осложненной резким возрастанием страховых пошлин и отказом ряда судовладельцев от рискованных перевозок. Эскадра вице-адмирала X. Камимуры, который сторожил К.П. Иессена у Корейского пролива из опасения прорыва русских крейсеров к Порт-Артуру, была переведена во Внутреннее Японское море и ещё более отдалилась от театра военных действий. Пострадал и сам японский адмирал: «благодарные» соотечественники сожгли (по другим данным — забросали камнями) дом Камимуры в Токио.
К сожалению, эффект этой крейсерской операции, усиленный почти одновременными действиями «Смоленска» и «Петербурга», не получил должного развития. Броненосные крейсера во Владивостоке вскоре вновь были использованы в интересах главных сил флота Тихого океана, а попытка океанского крейсерства «Лены» закончилась полной неудачей. В конце июля этот корабль был послан в Охотское море для охраны рыбных промыслов и вскоре в устье Амура встретился с транспортами «Якут», «Камчадал» и «Тунгуз», которые также должны были принять участие в экспедиции. Узнав об изменении обстановки, вызванном поражениями русских в Желтом море и Корейском проливе, командир вспомогательного крейсера капитан 2-го ранга А.И. Берлинский с разрешения Е.И. Алексеева отказался от охраны промыслов и вышел в Тихий океан на коммуникации США — Япония. Здесь он не проявил должной активности и 29 августа привёл «Лену» в Сан-Франциско, где крейсер был интернирован до конца войны.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

>