Борьба за Порт-Артур в июне-июле 1904 г

Отборное устройство 16-70-ст20-мп. ;

Поражение 1-го Сибирского корпуса под Вафаньгоу и неудачная попытка Порт-Артурской эскадры завоевать господство в северной части Жёлтого моря (выход 10 июня) поставили крепость Порт-Артур в крайне неблагоприятное положение. 3-я японская армия генерала М. Ноги, непрерывно получая пополнения через порт Дальний, постепенно активизировала свои действия против передовых позиций русских войск на Квантуне. 13 июня 1904 г. японцам удалось взять важный опорный пункт русской оборонительной линии Куинсан.

artur

Через месяц, доведя численность войск до 60 тыс, человек, М. Ноги начал решительное наступление и 15 июля оттеснил 4-ю Восточно-Сибирскую дивизию генерала А.В. Фока к Волчьим горам. 17 июля и эти позиции русских были прорваны, а войска гарнизона отступили непосредственно в район крепости. Адмирал X. Того, наладивший тесное взаимодействие с генералом М. Ноги, выделил на сухопутный фронт 120мм морские орудия, которые вскоре получили возможность обстреливать русские корабли на внутреннем рейде Порт-Артура.
В период оборонительных боев на подступах к крепости эскадра оказывала артиллерийскую поддержку сухопутным войскам на правом фланге позиций — в районе бухты Тахе и Лунвантана. Активное участие в походах для обстрела позиций японцев приняли крейсер 2 ранга «Новик», мореходные канонерские лодки «Отважный», «Гремящий», «Бобр», «Гиляк», минные крейсера «Всадник» и «Гайдамак», а также эскадренные миноносцы обоих отрядов. Корабли вели огонь по берегу с дистанции 20–40 кб, корректировка стрельбы осуществлялась с наблюдательного поста на Лунвантане. Из девяти выходов крейсера, канонерок и миноносцев ством [так в тексте. расшифровать не могу — keu] руководил командир «Новика» капитан 2-го ранга М.Ф. Шульц, остальными — начальник подвижной береговой обороны контр-адмирал М.Ф. Лощинский. Контр-адмирал В.К. Витгефт дважды на миноносце выходил в Тахэ наблюдать результаты стрельбы.
Японцы пытались помешать действиям русских кораблей минными постановками, атаками миноносцев и кораблей 5-го и 6-го боевого отрядов эскадры вице-адмирала С. Катаока. За полтора месяца под Порт-Артуром произошло несколько боев, однако противников разделяли минные заграждения, которые ни один из них не решился форсировать. Поэтому боевые столкновения не привели к каким-либо результатам. Лишь после боя 22 июня 1904 г. старый японский крейсер «Каймон», возвращаясь в маневренную базу, подорвался на русской мине у Саншандао и затонул.
13 июля 1904 г. в походе для обстрела позиций противника, кроме малых кораблей, принял участие отряд крейсеров капитана 1-го ранга Н.К. Рейценштейна: «Баян», «Паллада» и «Аскольд». В бою с эскадрой С. Катаоки «Баян» добился попадания снарядом в крейсер «Ицукусима». Во время возвращения русского отряда в Порт-Артур японский крейсер «Тийода» подорвался на мине, но остался на плаву. В.К. Витгефт своевременно узнал об этом, но из-за опасения минных заграждений отказался послать «Баян» для атаки противника, скованного поврежденным кораблём. «Тийода» благополучно дошел до островов Эллиот.
Дважды вместе с крейсерами командующий эскадрой высылал в море по одному броненосцу. 26 июня выходила «Полтава», а 14 июля — «Ретвизан». В последнем случае японцы усилили противодействие: на помощь эскадре старых кораблей прибыли броненосные крейсера «Касуга» и «Ниссин». В 13-минутном бою «Ретвизана» и «Баяна» с этими крейсерами успех был на стороне русских: японцам не удалось добиться попаданий, в то время как на «Ниссине» был разбит приёмник радиотелеграфа. Однако через 4 часа после боя при входе на внутренний рейд «Баян» подорвался на мине. Командир крейсера капитан 1-го ранга Р. Н. Вирен справился с управлением повреждённым кораблем, получившим 2-метровый дифферент на нос, и успел большим ходом ввести его на внутренний рейд. Если потеря японцами слабых «Каймона» и «Тийоды» не могла существенно повлиять на соотношение сил на море, то выход из строя «Баяна» лишил русскую эскадру сильнейшего крейсера. На следующий день В.К. Витгефт отказал сухопутному командованию в корабельной поддержке из-за необходимости протралить весь рейд.
Последний выход «Новика», канонерских лодок и 7 эскадренных миноносцев под флагом М.Ф. Лощинского состоялся 27 июля. В бою с 5-м японским боевым отрядом русские корабли вывели из строя 30 человек на крейсерах С. Катаока.
В большинстве случаев эффективность огня русских кораблей по японским войскам на берегу высоко оценивалась командованием крепости, хотя, несмотря на присутствие на борту сухопутных офицеров, имели место и факты обстрела своих позиций. В то же время наблюдался сильный расстрел и выход из строя орудий канонерских лодок. На «Бобре» негодную штатную артиллерию пришлось даже заменить на два 120мм орудия, снятых с береговой батареи. Большое оперативное напряжение отрицательно сказывалось на состоянии миноносцев, а также единственного мелкосидящего крейсера «Новика», который за полтора месяца совершил 11 походов. В результате котлы этого быстроходного разведчика выработали весь допустимый ресурс и нуждались в серьёзном ремонте.
Большое значение в защите приморских флангов обороны Порт-Артура В.К. Витгефт придавал минным постановкам. 22 июня левый фланг удалось прикрыть заграждением из 20 мин, выставленных в бухте Луиза пароходом «Богатырь». Попытки поставить заграждение у правого фланга долгое время не удавались из-за присутствия японских кораблей. Наконец, 19 июня под огнём противника «Богатырь» и эскадренные миноносцы «Бойкий» и «Бурный» выставили 24 мины напротив г. Лунвантан.
К этому времени уже 4 миноносца были оборудованы для постановки двух мин каждый. Вскоре по проекту лейтенанта Н. А. Волкова на «Решительном» установили минное устройство для 10 мин: мины размещались в кормовой части и скользили на салазках по деревянным полозьям. 22 и 23 июля «Решительный» под командованием лейтенанта М.С. Рощаковского выполнил две первые минные постановки по 10 мин каждая. Мины ставились в тёмное время суток на 6-узловом ходу. 24
23 июля оба отряда миноносцев (14 единиц) провели целую операцию по дневной постановке мин к югу от Ляотешана в присутствии трёх японских истребителей. Противника удалось отвлечь отрядным начальникам — лейтенанту А.С. Максимову и капитану 2-го ранга Е.Н. Криницкому с кораблями прикрытия. В это время 4 эскадренных миноносца успели поставить банку из 8 мин.
Почти каждую ночь японцы, в свою очередь, ставили мины на внешнем рейде Порт-Артура, в бухте Тахэ, а иногда пытались атаковать и дежурные русские крейсера и канонерские лодки. В одной из таких атак миноносцы 12-го японского отряда неудачно выпустили 3 мины Уайтхеда, а сами попали под огонь «Дианы», «Паллады», «Гиляка» и «Отважного». Два японских миноносца получили попадания, один из них — № 51 при отходе расстался с отрядом и выскочил на риф Дэнджнес, где его разбило зыбью. Из 17 человек экипажа этого миноносца спаслись только четверо. Неудачей окончились и попытки японского мичмана Иокоо доставить вплавь мину Уайтхеда к борту дежурного корабля у входа в Порт-Артур. Русские непрерывно занимались тралением, которым с 13 июня заведовал капитан 1-го ранга Н.К. Рейценштейн. С начала траления до 28 июля было уничтожено более 200 японских мин, но плавание по внешнему рейду оставалось небезопасным.
Командующий русской эскадрой пытался бороться с японскими перевозками в Печилийском заливе, куда эпизодически посылались эскадренные миноносцы. В таком походе 3 июля 1904 г. «Расторопный» под командованием лейтенанта В.И. Лепко миной Уайтхеда потопил английский пароход «Хипсанг», команда которого обстреляла миноносец. Хотя из опроса пленных англичан и китайцев стало известно, что пароход вёз продовольствие для японской армии, В.К. Витгефт остался недоволен решительными действиями командира миноносца.
Для поддержания связи осаждённой крепости с главнокомандующим русским пришлось неоднократно рисковать посылкой курьеров на китайских джонках, а также использовать самый быстроходный 30-узловый эскадренный миноносец «Лейтенант Бураков». В июне этот корабль под командованием лейтенанта С.С. Долгобородова дважды благополучно прорывался в Инкоу и обратно. За эти подвиги С.С. Долгобородов после войны был награждён орденом Св. Георгия 4-й степени.
В целях сохранения за собой бухты Тахе, важной для поддержки правого фланга сухопутной обороны, В.К. Витгефт учредил там ночное дежурство миноносцев и дважды устраивал «засаду», в которую русские пытались заманить японские миноносцы из бухты Сикао. Засады не принесли успеха, зато в ночь на 10 июля 1904 г. японцы сами атаковали русских в бухте Тахе. В полной темноте минным катерам с броненосцев «Микаса» и «Фудзи» удалось зайти со стороны берега и торпедировать эскадренные миноносцы «Боевой» и «Лейтенант Бураков», который почти переломился пополам и выбросился на берег. «Боевой» удалось привести в Порт-Артур.
После этого В.К. Витгефт прекратил посылку миноносцев в Тахе и решил использовать для нападения минные катера. В ночь на 13 июля минный катер броненосца «Победа» под командованием мичмана И.И. Ренгартена обнаружил японский миноносец и с дистанции 1–1,5 кб выпустил в него мину Уайтхеда, но противнику удалось уклониться. Характерно, что командующий эскадрой ни разу не послал миноносцы к островам Эллиот, в районе которых базировались многочисленные корабли и транспорты японского Соединённого флота. Японцы прочно владели инициативой, ведя непрерывные блокадные действия с помощью старых и малых кораблей и миноносцев. Активность же русских ограничилась артиллерийской поддержкой сухопутной обороны. Такое положение объяснялось взглядами самого В.К. Витгефта, его младших флагманов и командиров на ведение морской войны. На собраниях в июне — июле 1904 г. большинство из них высказалось за пребывание в крепости до последней возможности, предпочитая не рисковать выходом в море.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

>